Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

пятница, 14 сентября 2018 г.

ОН НЕ МОГ!



 - Довожу до вашего сведения: в руках у меня бумага, о которой я ничего не знал. Мне только сейчас сказали. Вернее…

Секунда замешательства.

- Мне даже понадобилась психологическая помощь. И я обращался в администрацию за советом. Мне сказали, что вопрос должна решать общественность…

Наконец, зачитывает:

- В общем, …

Сижу за партой и неистово зеваю. У меня стресс. Всё как в плохом кино. В самом начале было объявлено:

«Не уходите, я на конец оставил самое неприятное, и, быть может, с моей стороны непедагогичное…»

В прошлом году я перестала ходить на родительские собрания. Одно и тоже всякий раз – всё плохо, плохо, плохо! Мне надоело. А в этом пошла. Ни сном ни духом. Хотя, стоп – был звонок с угрозами. Кажется, что-то вроде: «Я больше этого не потерплю!»

Я уже предполагаю, о чём бумага, но слушаю – куда я денусь? Оцениваю ситуацию – зачем читают на публику?

- Здесь ровно столько подписЕй, сколько учеников в нашем классе, за исключением того, кто на отдыхе… В общем…

Я автоматом отмечаю речевые ошибки, но не осуждаю – человек волнуется его можно понять.

«… Просим исключить из школы … ученика… срывает уроки, оскорбляет,….» 
Много пауз. Смотрю на страдающего учителя и хочу понять – что такого сделал мой сын?!

Одна из мам не выдерживает:

- Так, что нам нужно сделать? Всё это уже надоело. Столько лет! (Мы два года в этой школе).

- Написать заявление, что вы просите исключить ребёнка из школы, - это классный руководитель.

Абсурд. Общественность решает судьбы учеников…

- Но что же, родители совсем не идут на контакт? - спохватывается другая мама.

- Да вот же она, рядом, - другие указывают на меня.

- Здравствуйте, - поворачиваю я голову.

Снова и снова. Всякий раз ловлю этот взгляд. Они все, когда речь идет о сыне ждут чего-то или кого-то другого. Но видят меня.

- Ребёнок поменял уже три школы, - продолжает учитель.

Запрещённый приём! Вынос мусора из избы!

- Характеристики из других школ получены, - никак не останавливается справедливый педагог. 

- А как он учится? – снова вторая.

Кажется, ей неловко, она сомневается.

Учитель мнется. Сын не глуп, но уроки делает не все.

- Вы нам что-нибудь объясните? – это она уже мне.

Конечно, ничего не объясню. Что я вообще должна объяснять? Родителям.

- Нет, ну долго это будет продолжается? – полошится галёрка. Это про сорванные уроки и оскорбления.

Я не в теме – у сына другая версия. Мне нужно с ним поговорить. Я – в замешательстве. Собираю вещи…

- Я правильно понимаю, - встаю из-за парты, - Моё присутствие больше не нужно, вы решили писать заявление?

Учитель пожимает плечами и говорит что-то невнятное.

- Нет, постойте, давайте говорить, - это снова вторая. Ей определённо неловко.

Я не хочу говорить. Всё это «пахнет» как-то странно. Игрой и неискренностью. Меня тошнит. Мне нужно выйти. И я выхожу.

Дома сын всё понимает по моим глазам.

- Я понял, он написал это заявление! Ты знаешь, как он всех прессовал! Сказал, если не подпишут – всем будет по первой! Они и не читали, что подписывают!

- Сын, расписались даже твои друзья!

- Даня не мог! 

Для ТАН


Комментариев нет:

Отправить комментарий