Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

понедельник, 27 августа 2018 г.

Мой верный интимный друг



Ему можно петь оды, о нем можно сочинить гимн. Его стойкости можно поклоняться, а невозмутимостью гордиться. Все эти годы, что он со мной, он столько перестрадал, он столькое повидал! Ему доставалось и от меня, от моих детей (нет, не наших общих – моих), его обижали даже коты – регулярно и бессовестно драли об него когти.

А он? А он молчал. Отвечая одной лишь безмятежностью. И, скорее всего, ему было больно, неудобно и грустно. Но он терпел всякого рода насилие над собой. Наверное, он желал гармонии – где-то глубоко в душе он желал гармоничных со мной и с моими домашними отношений. Ну, он же не псих какой-нибудь, в конце концов. Не мазохист. Он – личность. Но гармонии он никогда не получал, не смотря на свои добрые желания.

А я? А я его и не хотела. Он сразу мне не понравился. Мне его навязали. Он достался мне легко, без усилий – я не приложила никаких стараний, чтобы он был подле меня. А если что-то достаётся вам без усилий – сами знаете ваше отношение к этому …

Это был подарок. Знак благодарности. Отдали – и отдали. Ничего личного. Просто прихожу однажды домой – а он стоит посреди комнаты. Как всю жизнь тут простоял. А мне бы неблагодарной радоваться за столь ценный дар – до него в комнате было пусто. Да что в комнате – во всём доме! Совсем-совсем. И в другой комнате – тоже пусто. Ой, да, я не сказала – для другой комнаты мне подарили его брата. Такого же нелепого и неказистого. Не близнеца – но много общего. В «той» комнате я бываю реже, поэтому брату и достаётся меньше. И выглядит он не так потрёпанно. Как новенький, в принципе.

Но вернусь к своему. Он – роднее, как ни крути. Вот только сон с ним – болезненный, неудобный. Встаю по утрам помятая, уставшая, тело ломит, кости болят – вот так он на меня действует! Никакого расслабления. Совсем не могу на нём спать. Да и  у него вид по утрам не лучше. Впрочем, как и по дням, и по вечерам. Плохо мы друг на друга влияем. Пока мы спим, коты всю ночь над ним надругаются – утром новые ссадины и потрёпанные бока. Как он терпит? Мне тоже иногда от котов ненароком достаётся, но я такое безобразие быстро пресекаю. А он – нет.

И так длится уже… сейчас посчитаю… лет пять! Ни уму, ни сердцу! Всем одинаково неудобно. И эстетики никакой. Его давно пора заменить. К чему эта верность? Мы же не давали друг другу обетов! Но, боюсь, после меня он вообще никому уже не будет нужен. Уверена! Да и мне пока его заменить на более достойную кандидатуру не представляется возможным. Так и терпим друг друга. Я и мой старый, сломанный диван.



ПРИКЛЮЧЕНИЯ АПЕЛЬСИНКИ. История НИКАКАЯ (я просто сбилась со счёта)



В день, когда мы вернулись из лагеря, нас ждал сюрприз. «Большой деньга» на карте! Мне неожиданно заплатили отпускные. Одна из организаций, где я подрабатываю по договору. Я не рассчитывала на эти деньги, поэтому была несказанно рада. Недели три мы с Апельсинкой жили на эти деньги припеваючи. 

И приедаючи. Сытненько жили, в общем. Но так продолжаться долго не могло.

- Мама, что ты мне подаришь на день рождения? – толкала свою политику юная дипломатка.

Я осекалась на этом вопросе и надолго задумывалась.

А «Большой деньга» незаметно становился «маленькой деньга». Ну, не такой уж он и большой был, на самом деле. Но это не важно. Три недели мы были сытые!

Когда я садилась на железного коня и рвала когти из лагеря, я прекрасно понимала, чем это грозит. Отсутствием котлетки. Но искушение свободой и лишение возможности общения с начальником смены, завхозом и прочими персонажами моих вышенаписанных историй было слишком велико. И я поддалась искушению. И искушённая осталась без кушанья. Через три недели. А тут лунное затмение!

Как там? Раз в сто лет? Или чаще? Не знаю – не слежу. Отследила только всеобщую эйфорию. Народ … ликовал! Верующие неистово молились, йоги боялись взглянуть в глаза ночному светилу, дабы не попортить себе карму, провозглашающие себя просветлёнными ведьмами загадывали желания и читали их под луной. В голос и непременно стоя. При этом, никто не спал. Кроме меня.

Загадывайте! Просите! Ловите момент! Действуйте! Такое не повторится! Вы – избранные! Летела, исторгалась, транслировалась информация из всех средств массовой. Народ поддавался и действовал – просил, загадывал, ловил. Иногда доходило до абсурда. На деньги заряжали маникюр, пирсинг и брови. Иногда пользовались классическим - гуляние под луной, купание в росе, собирание трав. Кто во что горазд. А мне, между прочим, тоже нужны были деньги…

Вопрос со своим днём рождения Апельсинка решила сама. Дивлюсь её самостоятельности! Позвонила бабушке и укатила в деревню. С оказией. Я вздохнула с облегчением – тортик с пирожками бабуля обеспечит. А со мной остались коты. Подозреваю, что лунное затмение прибавило в них аппетиту. 

Лучше бы наоборот. Они подмели подчистую всё, что нашли в миске и около неё и всё утро преследовали меня требовательным «мяу».

- Друзья мои, сегодня у вас постный день, смиритесь! – обнадёжила я их и подсунула миску с водой.

Коты отстали и демонстративно расселись по форточкам. Подремать. Не хотела бы я такой жизни – сидеть на форточке и ждать, когда кто-нибудь насыплет в мою миску корму. И мне, между прочим, нужны были деньги…

И я пошла добывать. И добыла! Целых двести пятьдесят рублей! Правда, рассчитывала на восемьсот. А Апельсинка звонит, контролирует:

- Ало, как у тебя дела? Ты уже заработала денег?

- Да, милая, я заработала денег. Много денег. Пойду деньгами котов кормить. Как ты думаешь, им будет вкусно? – юморю.

Апельсинка хохочет. Она мои чудачества знает. И всегда с радостью откликается на шутки. Но мне то не до шуток. Мне правда не до шуток.

Забегая вперёд, хочу сказать, что день рождения у Апельсинки удался – выручили папа и бабушка. Папа одарил деньгами, бабушка – подарками. Мама – ничем. Потому что у мамы был сложный период. Становления личности. И материального достатка….

                                                                            Продолжение – следует…видимо..