Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

вторник, 6 января 2015 г.

Я умею ждать

Я сходил с ума от ревности. Я изводил себя мерзкими подозрениями. Я следил, караулил, подстерегал. Я безумствовал.

Когда она остыла, я почувствовал это сразу, но не захотел верить. Она никогда не лгала, не солгала и в этот раз.

- Я полюбила другого, прости....

Ее искренность впервые была неуместна. Я не хотел знать правды. Я претворился, что не услышал признания, посчитав их роман легким увлечением.

- Не уходи, прошу! Чем он лучше меня?! Будь со мной хоть иногда - я готов на все! - умолял я.

Но она не была готова остаться.

- Я полюбила другого, прости, - повторяла она вновь и вновь, и сводила меня с ума этой дикой для меня правдой.

Я не давал ей прохода. Я ограничивал ее свободу. Я безумствовал. Следил, караулил, подстерегал. Однажды  в новогоднюю ночь я простоял у окна ее дома несколько часов, наблюдая за ней и своим соперником. Мне было стыдно за свой поступок, я чувствовал себя мальчишкой, но не мог устоять перед соблазном - взглянуть на нее еще раз. И я был безумно рад, но в эти несколько часов так и не увидел ни поцелуев, ни объятий. Эти двое вели себя как неродные. Когда мы бывали вместе - все было иначе. В моей груди затеплилась надежда.

Помню, я позвонил ей тогда, спустя несколько дней. Но она вновь отказала мне.

Я караулил ее возле работы, я преподносил ей огромные букеты цветов, я звонил, представлялся коллегой, просил пригласить ее к телефону. Тщетно. Она все равно не возвращалась.

Духи. Она любила хорошие духи. Я одаривал ее - подносил флакончики, упакованные в фольгу к дверям ее дома. Тщетно. Она игнорировала.

И тогда я попытался забыть ее. Я не звонил, не искал встречи и больше не преследовал ее. Я уехал из города зализывать раны, но .... ее образ отправился за мной. Образ любимой и желанной женщины - такой милый и родной. Он не покидал меня ни днем ни ночью. И я понял: нужно ждать.

- Любимая, я знаю: любовь не должна умереть - она бессмертна. А если она умерла - то это и не любовь вовсе. Я знаю, твоя любовь воскреснет  - просто нужно время. Я подожду. Я умею ждать...

И я начал ждать




понедельник, 5 января 2015 г.

Стареющая женщина

Последние несколько лет она боялась смотреться в зеркало. Наспех причесавшись и подкрасив на ощупь губы бледной помадой - она день за днем спешила на работу. И только там отвлекалась от тяжелых мыслей.

Красивая. Роскошная. Блистательная Ольга с юных лет пользовалась бешеной популярностью у противоположного пола. Мужчины буквально сражались за ее руку и сердце. Сильные стремились добиться ее благосклонности, а слабые уходили в сторону. Ольга лицезрела все это с легким недоумением - она была увлечена. Увлечена: сначала - учебой, потом - карьерой, потом - чем-то еще. Для мужчин в ее жизни места не было.

Когда-то еще девочкой мать отдала ее в балетную студию. Юная Оленька великолепно крутила фуэте и исполняла арабеск, у нее был подходящий подъем и выворотность, а фигура соответствовала балетным стандартам. Неудивительно, что Оленька увлеклась балетом.

Век балерины короток, тем более - в провинциальных городах. Стать выдающейся танцовщицей Оля не сумела, поэтому покинуть профессию пришлось очень скоро. Оля открыла свой класс и увлеклась своими ученицами.

За стремительным ритмом жизни Ольга не замечала одиночества. Многие мужчины, вившиеся когда-то у ее ног, уходили в сторону, обзаведясь семьей. Ольга замуж так и не вышла. К счастью или к сожалению она осталась одна. Одна со своими увлечениями.

Когда жизнь полна смысла, когда есть любимое дело - ход времени остается незаметен, пока однажды...

Однажды Ольга приболела и осталась дома. Отменила уроки, отменила встречи. В первый раз за эти годы она не спеша умылась, причесалась и как следует рассмотрела себя в зеркало. По спине пробежал недобрый холодок. В горле застрял комок, а в глазах заблестели слезы. Боже мой, как же она постарела!

Ольга впервые осознала: ее  красота, которой так щедро наделила ее природа, увядает. И самое ужасное - увядает стремительно. Оля попробовала посчитать морщины и сбилась, она потрогала кожу рук, щек, лба и ощутила вялую дряблую текстуру. Она провела рукою по волосам и поняла, что волос стало заметно меньше, и они окрасились местами в предательский пепельный цвет.

Ольга рассматривала свое отражение и тихо плакала. Нелегко было прощаться  с красотой - она так к ней привыкла. Боже, - думала Ольга, - что старость делает с людьми, особенно женщинами! Как с этим можно мириться?!

После больничного Оля вошла в класс другой женщиной. Она точно постарела от своих тяжелых мыслей еще больше. Она ощущала в своем теле свинец, ее ноги не слушались, а руки сопротивлялись выполнять привычные движения. Воспитанницы заметили перемену и зашушукались. Ольге стоило огромных сил - взять себя в руки. И она...

Она включила любимую музыку и, вопреки устоявшимся правилам, начала урок с произвольного танца. Она ничего не стала объяснять девочкам - кивком головы она предложила им присоединиться.... и они подхватили ее танец... они подхватили ее крик души...

Нежно и естественно - каждая в своем ритме и свойственной только ей грации - воспитанницы закружились вокруг Ольги Петровны, восхищаясь ее изяществом. Полет шмеля, шум дождя, шелест травы, шепот женщины - каждая танцовщица исполняла свой собственный танец. А все вместе они были так прекрасны!