Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

среда, 25 ноября 2015 г.

Больничные клоуны

1. На уроке было скучно. От нечего делать Макс перелистывал страницы учебника, лишь в пол-уха слушая рассказ учителя. До перемены оставалось еще несколько минут, а время как будто замерло на месте. Макс перелистал уже весь учебник, а минутная стрелка так и не сдвинулась ни на одно деление.

Учиться было не интересно. Школьные науки давались с трудом. Друзей, которые бы могли разнообразить жизнь в школе, не было. За все это Макс школу ненавидел. Но самое ужасное было то, что и после школы у него тоже не было никаких занятий. Совсем никаких. Каждый день, когда заканчивался последний урок все его одноклассники как попало сбрасывали учебники в сумки и пулей вылетали из класса – все они куда-то спешили, по каким-то важным делам. Лишь у Макса дел никаких не было.


В первом классе Макс, как и все мальчишки, мечтал о футболе, гонял на велосипеде и неистово лупил грушу. Потом пришлось от спорта отказаться. Так вышло. Все дело в том, что он много болел. Слишком много. Только одних простуд у него на году случалось раз двенадцать. А еще у него было нехорошее генетическое заболевание. Наследственное. И его обнаружили не сразу. А когда обнаружили, сразу стало понятно – откуда берутся эти многочисленные ОРЗ и ОРВИ. Чтобы все исправить, ему назначили операцию.


Вся семья ужасно волновалась, а мама совсем не находила себе места – в голове не укладывалось, что ее любимого мальчика разберут как игрушку, что-то там подкрутят, подтянут, заменят и соберут обратно. Но все оказалось не так уж и страшно.

После операции Максу стало значительно лучше – он и в самом деле практически перестал болеть. Было очевидно - иммунитет пошел на поправку. И Макс, наконец, смог жить нормальной жизнью ребенка.

Только нормальная жизнь ему теперь была непонятна. Он слишком привык к больничным палатам, больничному режиму, больничным запретам и ограничениям. Скучные белые простыни, бесконечные капельницы и уколы, короткие прогулки за больничным забором, замкнутое пространство палаты, скудные развлечения, однообразные  будни…

В итоге, начальная школа пролетела так незаметно, что в памяти не отразилось ни одного лица школьного товарища, а их интересы и увлечения стали Максу непонятны. Планшеты, проги, инстаграмы, блоги… Максу гораздо роднее были …больничные клоуны.

Он помнил, как в один из однообразных больничных дней, сразу после опостылевших уколов – таких противных и болезненных - он услышал в коридоре чьи-то задорные голоса. Это показалось странным – нарушать порядок в больнице строго запрещалось. Но, между тем, голоса никуда не исчезали, и замечание им, похоже, никто делать не собирался.

Макс, недолго думая, сунул нос в соседнюю палату – все как обычно: унылые лица больных и выздоравливающих – кто с книгой, кто просто лежит. Сунул нос в следующую палату, еще…

В одной из палат он застал неожиданную картину. Разодетые в пятнистые комбинезоны, в разноцветных париках и смешных башмаках, с воздушными шариками и еще какими-то финтифлюшками в руках, клоуны показывали некий незамысловатый спектакль восторженным зрителям.


Один – самый рыжий, рот до ушей - лихо закручивал шарик-колбаску в какую-то фигурку – то ли собачку, то ли кошку. Клоунесса в оранжевых ботинках, присев на корточки к кровати, на которой лежала маленькая девочка под капельницей, что-то активно разукрашивала в блокноте. Девочка – в ответ на такое внимание – радостно улыбалась. Другой малыш на кровати напротив радостно хлопал в ладоши – ему подарили бумажный кораблик. Клоуны читали веселые стихи, забавно приплясывали, шутили и подбадривали больных. Макс с открытым ртом замер в дверях.


Что-то зашуршало позади него. Макс обернулся. Пространство наполнялось любопытными зрителями. В небольшом тамбуре больничной палаты очень быстро стало тесно, в дверях также торчали любопытные детские и недетские физиономии. Мимо палаты проходили медсестры, забывшие о больничных порядках, и тоже улыбались и даже не пытались одергивать ребят, которые хохотали громче положенного.

Макс помнил этих клоунов всю жизнь. Каждый раз, когда он лежал в больнице – простуды, обследования, операция,– они приходили к нему и к другим ребятам. И всегда было весело. Клоуны были ярким солнышком в серых больничных буднях. Они приносили с собой радость, веселье и беззаботность, с ними болезни забывались, а выздоравливать было легко и быстро.

Стыдно признаться, но в те дни Макс был рад клоунам даже больше, чем маме. Ведь она почти всегда приходила грустной – беспокоилась о его здоровье и совсем не умела это скрывать. А клоуны – они были одинаково веселыми – и рядом с тяжело больными и рядом с выздоравливающими! И за это Макс и все остальные искренне любили их. Клоуны дарили надежду, помогали забыть плохое и неприятное, с ними больничная жизнь становилась похожа на ту, которую проживали дети за пределами больничного забора. Беззаботной.

2. Сразу после школы Макс уселся за уроки – а что еще делать?! Наскоро переписав письменные и кое-как пролистав устные задания, он сбросил в портфель учебники и тетради и уселся за компьютер.

Открыв несколько вкладок с играми, Макс побродил туда-сюда. Скучно. Зашел в чат – звонить некому. Поиграл еще – надоело. Подумал немного и решительно захлопнул крышку ноута.

К нему, вдруг, пришла неожиданная идея… А что, если?

Макс полез в шкаф с одеждой, достал старые джинсы, поношенную, но яркую футболку, еще какие-то вещи. Потом нырнул под диван и с шумом вытянул оттуда старый, потрепанный временем чемодан. В нем обнаружил когда-то любимые детские игрушки, новогодние маски, куски ткани и много еще чего.


И закипела работа.


Целый час Макс лихорадочно и вдохновенно что-то вырезал, клеил, пришивал. Потом примерял, прикидывал и …отбрасывал в сторону. Подумав немного, вспарывал и переделывал снова и снова… Опять примерял и прикидывал. Наконец, получилось то, что нужно.

В довершение образа не хватало парика и грима. Бабушкина оранжевая пряжа оказалась, как нельзя, кстати, а мамина косметика добавила лицу мальчика-подростка характерные черты.

Макс взглянул на себя - из зеркала на него глядел довольно нелепый, но вполне смешной рыжий клоун. Тот самый. Из его детства. Штаны в заплатах, нос – пимпочка, розовые щеки и огромные башмаки. Все как у ТОГО, или почти все.

Вдруг его осенило. Конечно же! Подарок – как он мог о нем забыть?! Макс полез в самый нижний ящик стола - в самый его дальний угол. Там лежала маленькая жестяная коробка с сокровищами из его детства. Там был и он. Большой Круглый Значок.

Макс сжал в ладони свою самую большую ценность и нежно прижал ее к себе. На секунду его накрыли приятные воспоминания. Тогда в больнице клоуны обходили каждую палату, а однажды Рыжий, как самому преданному и благодарному зрителю, протянул руку Максиму, на которой лежал ОН - Большой Круглый Значок.

Макс бережно сложил в школьный рюкзак свои старые, но целые игрушки, туда же сунул костюм. Надел куртку. Потом немного подумал, разделся и скрылся в ванной. Розовые щеки он пока решил смыть – зачем на улице привлекать лишнее внимание – не лучше ли взять грим с собой?

Макс вышел на улицу. Ему было радостно и спокойно. Теперь он знал, что ему делать. Он знал, куда идти. В рюкзаке лежали игрушки, из которых он вырос, но которые еще вполне могли принести радость другим детям. К рюкзаку был прикреплен Большой Круглый Значок с надписью «Больничные клоуны».

3. Он помнил этот двор, он помнил это высотное здание, он помнил запах лекарств и больничной еды. Странно, но на этот раз больница больше не пугала, скорее наоборот – ему хотелось побыстрее попасть внутрь.

В регистратуре и на проходной максу долго пришлось объяснять – зачем он здесь. Там не совсем поняли, поэтому отправили к заведующей. Но Макс не отчаивался – он не собирался отступать. Он понимал: в хирургии всегда было строго - а как иначе?

И вот, он на месте. В гриме и в костюме клоуна. Заведующая все поняла и одобрила:

- Давненько клоуны к нам не захаживали. Иди, конечно, дети будут рады. Да и родители.

Испытывая легкое волнение, Макс отстегнул значок и сунул его в карман – как талисман.

В первой палате лежала маленькая девочка с мамой и мальчик постарше – один. Все трое испуганные и тихие. У одного ребенка уточнялся диагноз – а неведение всегда пугает, а другой впервые остался один, без родителей. Да еще и в больнице.

Дверь приоткрылась. Три настороженных пары глаз уставились в проем. Кукла бибабо высунулась из-за двери, расхохоталась и громко поприветствовала:




- Здорово, ребята! Как живется, малыши-карандаши?

Кукла еще что-то говорила, смешила, спрашивала. Затем она отправилась в карман и на ее место пришли другие игрушки. Перед детьми разыгралась целая история с плясками и песнями. А еще с визгом, хохотом и подпрыгиваниями. Под конец Макс так разошелся, что его услышали даже в самых отдаленных палатах. Прийти в себя ему помог до боли знакомых голос доктора:

- Это кто тут у нас расшумелся?

Макс резко обернулся. Знакомый доктор. И совсем как ТОГДА, в его детстве, в палатном тамбуре набилось полным-полно детишек и мам - и когда они успели войти? А те, кто не поместился, заглядывали через дверь – и все радостно улыбались и одобрительно кивали головами. А потом неожиданно, как один дружно зааплодировали.

Получилось!!! У Макса перехватило дыхание. Как приятно! Восторженный и вдохновленный он схватил рюкзак и раздал все свои игрушки до одной.

Когда он уходил из больницы, в раздевалке что-то кольнуло ему бедро. Макс сунул руку в карман и вынул из него Большой Круглый Значок. Полюбовавшись на знакомые буквы, Макс отправился домой с чувством исполненного долга. Он знал, что и завтра, и послезавтра, и через неделю …он снова будет здесь. Он чувствовал, что ему это нужно, и знал, что нужно ИМ. И он нашел, наконец, для себя очень важное дело.

4. Прошло много лет.

- Папа, это ужасно! Ей нужна операция. В сущности, несложная – тебе такую делали в детстве – но я так волнуюсь!

Молодая женщина готова была зарыдать в трубку. На том конце ее внимательно слушал задумчивый старик – Максим Петрович. После разговора он отключил телефон и задумался.


Все повторялось. С генетикой не поспоришь, отметил он про себя и вспомнил свое детство, полное больничных палат, уколов и капельниц. А еще вспомнил  больничных клоунов - веселых и бесшабашных. Маленькую бесценную радость в грустной больничной жизни.


5. Максим Петрович – довольно представительный и немолодой уже мужчина пришел в больницу навестить внучку после операции. Дочь предупредила о бахилах и белом халате, поэтому его пропустили прямо в палату. Операция прошла успешно и давно, и посетители со своими бактериями уже не могли навредить молодому организму.

Внучка сидела на кровати и играла с любимыми куклами. Когда появился дедушка, она радостно бросилась к нему. Теплые нежные ручки обвили старческую шею. Внучка повисла на нем, вцепившись мертвой хваткой.

Максим Петрович грустно улыбнулся внучке (точно, как его мама когда-то) и осмотрелся. В груди защемило – все как тогда: белые стены, белые простыни и ощущения тревоги. И тут же Максим Петрович пристыдил себя: все хорошо закончилось – и у него тогда, и у нее сейчас – к чему эти грустные мысли?!

За разговорами дед с внучкой не заметили, как открылась дверь. Веселые голоса наполнили пространство палаты…

Максим Петрович. Максим. Макс, наконец, оторвал взгляд от внучки и увидел такое, от чего сердце выпрыгнуло из груди и запорхало как птица.

В больничную палату вбежали веселые…клоуны. Они показывали фокусы, шутили и смеялись, раздавали шарики и приплясывали. Радостные и беззаботные, без тени грусти на лице. Они в минуту заставили улыбаться даже самых грустных. Даже Максима Петровича. Как это было здорово!

Пока внучка вместе с остальными ребятами и клоунами веселилась, старик чему-то загадочно улыбался. Каким-то своим очень давним воспоминаниям.




6. Посещение закончилось. Максим Петрович спустился в больничный холл и отправился в раздевалку. Надев пальто, он задумчиво сунул руки в карманы. Что-то круглое оказалось в его руке.

Тем временем, мимо поста охраны, направляясь туда же – к раздевалке, пестрые, как австралийские попугаи, шагали те самые клоуны, которые развлекали его внучку и других ребят. Максим Петрович, не думая не секунды, решительно шагнул к одному из них и протянул руку:

- Это Вам. Спасибо!



На ладони лежал Большой Круглый Значок с надписью «Больничные клоуны».