Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

четверг, 12 июля 2018 г.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ МАМЫ АПЕЛЬСИНКИ. В ЗАГОРОДНОМ ЛАГЕРЕ И ЗА ЕГО ПРЕДЕЛАМИ. История пятая. ЖЕЛЕЗНЫЙ КОНЬ



Вечером ко мне ворвались с обыском. А накануне у меня был выходной. Первый. А всего предполагалось три. Я долго размышляла, как воспользоваться первым в полную мощь? Вспомнила, что от города ехали всего  минут тридцать. Может, прогуляться пешком? Дурацкая ситуация, но я не взяла с собой денег на маршрутный автобус.

Придумала! Да, выйду накануне вечером, дойду часа за… Я принялась за подсчёты.  Средняя скорость пешехода? Расстояние от точки А до точки В? Считала раз пять или шесть – и постоянно выходили разные цифры. Оно и понятно – с моим то счетоводческим талантом! В общем, плюнула на расчеты, решила довериться обстоятельствам.

Апельсинка нервничает – целует меня раз двести на прощение. С самого утра. А я уже обдумываю возвращение. Ой, а что если вернуться на велосипеде?! Пойду, выясню у местных – сколько же километров до города?

Охранник меня уже хорошо знает. Каждое утро открывает ворота – это у меня утренняя пробежка. Для моциона и здоровья. Что ни говори, а воздух, природа, атмосфера здесь великолепные! Чувствую – за неделю наполнилась энергией по самую крышечку. Так что – и с пешком, и с велосипедом - справлюсь!
Нужно предупредить начальство. Кто надо мной? Ох, далека я уже от этих иерархических штучек. Полагаю, - старший воспитатель. Ну да, кто ж ещё! Я ж – пед.состав! Предупреждаю:

- Я поеду с вечера, хорошо?

- Значит, вернётесь на следующий вечер? – уточняет она.

- А зачем я вам здесь нужна вечером, занятия же только на следующий день утром? Я приеду рано-рано, - предлагаю я.

- Ну, да, - соглашается старший воспитатель.

А я для верности поясняю:

- Я пешком пойду, поэтому подольше. Назад на велосипеде хочу.

Это я зря. Потому что уже через час весь лагерь знает о моём эксперименте. Все удивляются, задают лишние вопросы. Внутренне раздражаюсь – я же не для хвастовства поделилась. И вообще, - не люблю особо распространяться про свои дела. Но всё равно уже все всё знают.

Но уйти из лагеря не удаётся. Как задума не удаётся – только после ужина. Ну и хорошо, тогда уж точно никто ничего не скажет, что не вернулась на следующий вечер. Явлюсь с утреца, как явление Христа народу.

Просто весь день шёл дождь, а по лагерю бродила проверка. И чтобы дети не натоптали, чтобы без лишних вопросов – их всех усадили в клубе и устроили бессрочный сеанс. А мои занятия (и все остальные) перенесли на вечер.
И вот я отправляюсь в путь. Целую Апельсинку в последний сто пятьдесят первый раз – и отправляюсь.

- Мама, купи конфет! – просит дочь.

А я и сама уже вижу, как я ем большую сладкую булку, а заедаю огромной шоколадкой! Подруга шутит:

- У тебя сахарная ломка.

Выхожу за территорию лагеря. Наслаждаюсь. Слушаю. Птицы не стесняются - специально для меня исполняют симфонии леса. Никуда не спешу, впитываю звуки. Остановилась на несколько минут, записала на диктофон. Потрясающе!

Через полчаса выхожу на основную трассу. Здесь симфонии обрываются. Грохот машин перекрывает все звуки, даже самые распрекрасные. Иду по самому краю дороги, за белой полосой. И всё равно некомфортно – вжиииххх, вжииххх, вжиххх, проносится справа. Правильно ли я иду? Как там…? Навстречу потоку машин?

Иду и размышляю – куда все едут? Прямо потоком. Безостановочным. Москва какая-то, прямо. Планирую в следующий раз (у меня же ТРИ выходных!) взять беруши. Мои чувствительные уши на грохот реагируют довольно болезненно. Но ничего не поделаешь, буду абстрагироваться. Всё равно, здорово!
Примерно через час рядом со мной останавливается машина. Это чья-то родительница едет из лагеря. Она видела меня у ворот, запомнила. Безмерно благодарна ей. Последние километры едем с ветерком.

И как-то очень долго едем. Всё едем и едем… Я мысленно представляю, что всё это время я иду. И прихожу в ужас! Не погорячилась ли я с этой прогулкой?! Ладно, не буду думать, - на велосипеде всё равно быстрее.

Въезжаем в город. По ощущениям – словно впихиваемся в коробочку. После просторов лесов и полей пространство вокруг резко сужается. Чувствую это всем телом. Не по себе. И в то же время испытываю волну тепла и нежности – еду домой. В город, который подарил мне образование, жильё, детей… меня саму! Спасибо, город! Я по тебе скучала.

Дома допоздна не сплю. Много дел! А утром слышу – кто-то скребётся в замке. Соседка! Пришла котов кормить.

- Привет! – говорю, - Я на денёчек.

- Наверное, спать будешь весь день, - с доброй завистью предполагает она.

- Да ты что?! Зачем? Столько всего переделать надо, - уверяю я.

А в четыре утра я сажусь на своего железного коня и отправляюсь в путь. И откуда только силы берутся? Спала часа три.

Трасса полупустая. Почти тишина. Редкое «вжиииих». Расцвело уже давным давно. Чувствую себя повелительницей стихий. Преодолеваю дорожную стихию за два часа с хвостиком. Половину пути недоумеваю – да скоро уже? Ну, когда же, наконец?? Где, в конце концов, конец пути??? Доезжаю с противоречивыми ощущениями. И всё же, - можно себя поздравить – справилась!

Знакомый охранник открывает ворота.

- На велосипеде? Из города! Я бы с ума сошел!

- В самый раз, - отвечаю я и закатываюсь на территорию.

Нужно убрать велосипед, чтоб без лишних вопросов. Завожу к себе в комнату. Живу одна – никому не помешает.

А вечером ко мне врываются с обыском. Без стука. Дверь закрыта на крючок. Его пытаются сорвать. Подхожу к дверям. Завхоз (в начале смены я назвала её «самой старшей начальницей». На самом деле, завхоз) пытается меня отстранить и втиснуться в комнату. За её спиной маячит начальник смены. Вспоминаю, что у меня по всей комнате на гвоздях развешано нижнее бельё. Сушилки в лагере нет, обогреватель не работает, сушу на гвоздях.

- Минутку, я бельё уберу, - делаю я попытку остановить разъярённую женщину.
Но она, как ни странно, не унимается. И грудью.. грудью так и прёт на меня. А сама водит носом по сторонам.

- Где, где белье? Покажите!

Вижу смущение начальника смены – кажется, он готов ретироваться.
- Я не буду спорить, - отступает от дверей.

Внутренне благодарю его и продолжаю сражение с завхозом.

- Ааа, вижу, - наконец, удовлетворяется она и отпускает дверь.

Оборачиваюсь – на гвоздях висят беленькие и чёрненькие, как раз в поле её зрения. Закрываю дверь и наспех всё убираю в шкаф. Что ещё убрать? Озираюсь вокруг. А бог его знает, что у них тут под запретом? Пожимаю плечами и открываю.

- Велосипед убрать! – парирует начальница кроватей и туалетной бумаги.

- Хорошо, а почему? – интересуюсь я и слышу знакомое устрашающее слово.

- СЕС!

Ну конечно, вездесущее СЕС придет проверять даже мою комнату! Как я не подумала? Мне становится смешно. А меня, тем временем, изо всех сил продолжают запугивать.

- Техника – в комнате! Знаете, какие штрафы!? Будете сами платить!
- Хорошо, - уверяю я.

Но они не уходят. Почему то. Вроде бы, вопрос исчерпан, но не уходят. И тут женщина открывает рот… Видимо, она тоже потеряла терпение…

- Встала и пошла! – заявляет … как бы еще её назвать пообиднее…

И в эту минуту просыпается, наконец, моё ЭГО.

- А Вы почему со мной так разговариваете? – с гневно вспыхиваю я. Встану и пойду, когда мне удобно!

Оба стоят передо мной как оплёванные. Оплёванные и есть! Позорище, пришли с обыском, о манерах и не вспомнили, начальники хреновы…

- Вынесите перед ужином, - примирительно заканчивает беседу начальник смены и выходит за дверь (не буду давать ему имя. Пусть будет обезличенный). 

Кажется, слово «пожалуйста» в его словесном арсенале отсутствует.

- Хорошо, что-нибудь ещё?? – онЕ (она, то есть) всё ещё стоит передо мной.

- А почему у вас бельё пастельное здесь лежит? – находятся новые претензии.

Просто в день приезда нам выдали два комплекта, когда не знали, куда селить Апельсинку. Ну, еще эта история с кроватями… Потом дочери досталась кровать вместе с бельём, а я комплект пристроила в угол – поленилась относить. Когда будет смена – отнесу грязное, а это надену - подумала. В общем, за бельё тоже досталось.

И вот я одна. Размышляю, - куда пристроить коня? Чтобы за неделю (выходной через 7 дней) не заржавел. Отправляюсь к знакомому охраннику.

- Оговорили Вас? – с порога заявляет он.

- ??

- За мной приходили, что, мол, нужно сходить разобраться. А я ей говорю: Может, с автоматом?! Она что, сопротивляться будет?

- !!! – нет слов, одним словом.

Значит, на обыск согласился только начальник смены – делаю выводы я. Настоящий мужчина!

Коня пристраиваю в какую-то хоз.постройку и молюсь, чтоб никто не напакостил. Хорошо помню соседку по подъезду (а, может, не она?), которая несколько раз прокалывала шины и исполосовала детское кресло. Надеюсь, - всё обойдется.

К вечеру пытаюсь усмирить ЭГО. Не бухти, Дорогое мое сокровище! Утро вечера мудренее. Завтра пообщаюсь с детьми – напитаюсь положительными эмоциями. А эти странные взрослые… какое мне до них дело?! Я здесь не за этим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий